Песня автозавистника

Произошел необъяснимый катаклизм:
Я шел домой по тихой улице своей —
Глядь, мне навстречу нагло прет капитализм,
Звериный лик свой скрыв под маской "Жигулей"!
Я по подземным переходам не пойду:
Визг тормозов мне — как романс о трех рублях, —
За то ль я гиб и мерз в семнадцатом году,
Чтоб частный собственник глумился в "Жигулях"!

Он мне не друг и не родственник —
Он мне — заклятый враг, —
Очкастый частный собственник
В зеленых, серых, белых "Жигулях"!
Но ничего, я к старой тактике пришел:
Ушел в подполье — пусть ругают за прогул!
Сегодня ночью я три шины пропорол, —
Так полегчало — без снотворного уснул!

Дверь проломить — купил отбойный молоток,
Электродрель, — попробуй крышу пропили!
Не дам порочить наш совейский городок,
Где пиво варят золотое "Жигули"!

Он мне не друг и не родственник,
Он мне — заклятый враг, —
Очкастый частный собственник
В зеленых, серых, белых "Жигулях"!

Мне за грехи мои не будет ничего:
Я в психбольнице все права завоевал.
И я б их к стенке ставил через одного
И направлял на них груженый самосвал!
Но вскоре я машину сделаю свою —
Все части есть, — а от владения уволь:
Отполирую — и с разгону разобью
Ее под окнами отеля "Метрополь".

Нет, чтой-то екнуло — ведь части-то свои! —
Недосыпал, недоедал, пил только чай...
Все, — еду, еду регистрировать в ГАИ!..
Ах, черт! — "москвич" меня забрызгал, негодяй!

Он мне не друг и не родственник,
Он мне — заклятый враг, —
Очкастый частный собственник
В зеленых, серых, белых "москвичах"!

 

Диалог у телевизора

- Ой, Вань, гляди, какие клоуны!
Рот — хоть завязочки пришей...
Ой, до чего, Вань, размалеваны,
И голос — как у алкашей!
А тот похож — нет, правда, Вань, —
На шурина — такая ж пьянь.
Ну нет, ты глянь, нет-нет, ты глянь, —
Я — вправду, Вань!
  — Послушай, Зин, не трогай шурина:
Какой ни есть, а он — родня, —
Сама намазана, прокурена —
Гляди, дождешься у меня!
А чем болтать — взяла бы, Зин,
В антракт сгоняла в магазин...
Что, не пойдешь? Ну, я — один, —
Подвинься, Зин!..
  — Ой, Вань, гляди, какие карлики!
В джерси одеты, не в шевьет, —
На нашей пятой швейной фабрике
Такое вряд ли кто пошьет.
А у тебя, ей-богу, Вань,
Ну все друзья — такая рвань
И пьют всегда в такую рань
Такую дрянь!
  — Мои друзья — хоть не в болонии,
Зато не тащат из семьи, —
А гадость пьют — из экономии:
Хоть поутру — да на свои!

А у тебя самой-то, Зин,
Приятель был с завода шин,
Так тот — вообще хлебал бензин, —
Ты вспомни, Зин!..
  — Ой, Вань, гляди-кось — попугайчики!
Нет, я, ей-богу, закричу!..
А это кто в короткой маечке?
Я, Вань, такую же хочу.
В конце квартала — правда, Вань, —
Ты мне такую же сваргань...
Ну что "отстань", опять "отстань",
Обидно, Вань!
  — Уж ты б, Зин, лучше помолчала бы —
Накрылась премия в квартал!
Кто мне писал на службу жалобы?
Не ты?! Да я же их читал!
К тому же эту майку, Зин,
Тебе напяль — позор один.
Тебе шитья пойдет аршин —
Где деньги, Зин?..
  — Ой, Вань, умру от акробатиков!
Гляди, как вертится, нахал!
Завцеха наш — товарищ Сатиков —
Недавно в клубе так скакал.
А ты придешь домой, Иван,
Поешь и сразу — на диван,
Иль, вон, кричишь, когда не пьян..
Ты что, Иван?
  — Ты, Зин, на грубость нарываешься,
Все, Зин, обидеть норовишь!
Тут за день так накувыркаешься...
Придешь домой — там ты сидишь!
Ну, и меня, конечно, Зин,
Все время тянет в магазин, —
А там — друзья... Ведь я же, Зин,
Не пью один!

 

УТРЕННЯЯ ГИМНАСТИКА

Вдох глубокий. Руки шире. 
Не спешите, три-четыре!
Бодрость духа, грация и пластика. 
Общеукрепляющая,
Утром отрезвляющая, 
Если жив пока еще - 
гимнастика!

Если вы в своей квартире - 
Лягте на пол, три-четыре!
Выполняйте правильно движения. 
Прочь влияния извне -
Привыкайте к новизне! 
Вдох глубокий до изне-
можения.

Очень вырос в целом мире 
Гриппа вирус - три-четыре! -
Ширятся, растет заболевание.
Если хилый - сразу в гроб!
Сохранить здоровье чтоб, 
Применяйте, люди, об-
тирания.

Если вы уже устали -
Сели-встали, сели-встали.
Не страшны вам Арктика с Антарктикой. 
Главный академик Иоффе
Доказал - коньяк и кофе 
Вам заменят спорт и профи-
лактика.

Разговаривать не надо. 
Приседайте до упада,
Да не будьте мрачными и хмурыми! 
Если вам совсем неймется -
Обтирайтeсь, чем придется, 
Водными займитесь проце-
дурами!

Не страшны дурные вести - 
Мы в ответ бежим на месте.
В выигрыше даже начинающий. 
Красота - среди бегущих
Первых нет и отстающих!
Бег на месте обще-
примиряющий.

1968

 

Я НЕ ЛЮБЛЮ

Я не люблю фатального исхода,
От жизни никогда не устаю.
Я не люблю любое время года,
Когда веселых песен не пою.

Я не люблю холодного цинизма,
В восторженность не верю, и еще -
Когда чужой мои читает письма,
Заглядывая мне через плечо.

Я не люблю, когда наполовину
Или когда прервали разговор.
Я не люблю, когда стреляют в спину,
Я также против выстрелов в упор.

Я ненавижу сплетни в виде версий,
Червей сомненья, почестей иглу,
Или - когда все время против шерсти,
Или - когда железом по стеклу.

Я не люблю уверенности сытой,
Уж лучше пусть откажут тормоза!
Досадно мне, что слово "честь" забыто,
И что в чести наветы за глаза.

Когда я вижу сломанные крылья -
Нет жалости во мне и неспроста.
Я не люблю насилье и бессилье,
Вот только жаль распятого Христа.

Я не люблю себя, когда я трушу,
Обидно мне, когда невинных бьют,
Я не люблю, когда мне лезут в душу,
Тем более, когда в нее плюют.

Я не люблю манежи и арены,
На них мильон меняют по рублю,
Пусть впереди большие перемены,
Я это никогда не полюблю.

1969

 

Натянутый канат

Он не вышел ни званьем, ни ростом.
Не за славу, не за плату —
На свой, необычный манер
Он по жизни шагал над помостом —
По канату, по канату,
Натянутому, как нерв.Посмотрите — вот он
без страховки идет.
Чуть правее наклон —
упадет, пропадет!
Чуть левее наклон —
все равно не спасти...
Но должно быть, ему очень нужно пройти
четыре четверти пути.И лучи его с шага сбивали,
И кололи, словно лавры.
Труба надрывалась — как две.
Крики "Браво!" его оглушали,
А литавры, а литавры —
Как обухом по голове!Посмотрите — вот он
без страховки идет.
Чуть правее наклон —
упадет, пропадет!
Чуть левее наклон —
все равно не спасти...
Но теперь ему меньше осталось пройти —
уже три четверти пути."Ах как жутко, как смело, как мило!
Бой со смертью — три минуты!" —
Раскрыв в ожидании рты,
Из партера глядели уныло —
Лилипуты, лилипуты —
Казалось ему с высоты.Посмотрите — вот он
без страховки идет.
Чуть правее наклон —
упадет, пропадет!
Чуть левее наклон —
все равно не спасти...
Но спокойно, — ему остается пройти
всего две четверти пути!Он смеялся над славою бренной,
Но хотел быть только первым —
Такого попробуй угробь!
Не по проволоке над ареной, —
Он по нервам — нам по нервам —
Шел под барабанную дробь!Посмотрите — вот он
без страховки идет.
Чуть правее наклон —
упадет, пропадет!
Чуть левее наклон —
все равно не спасти...
Но замрите, — ему остается пройти
не больше четверти пути!Закричал дрессировщик — и звери
Клали лапы на носилки...
Но строг приговор и суров:
Был растерян он или уверен —
Но в опилки, но в опилки
Он пролил досаду и кровь!
И сегодня другой
без страховки идет.
Тонкий шнур под ногой —
упадет, пропадет!
Вправо, влево наклон —
и его не спасти...
Но зачем-то ему тоже нужно пройти
четыре четверти пути!

 

КОНИ ПРИВЕРЕДЛИВЫЕ 

Вдоль обрыва, по-над пропастью, по самому краю
Я коней своих нагайкою стегаю, - погоняю, -
Что-то воздуху мне мало, ветер пью, туман глотаю,
Чую, с гибельным восторгом - пропадаю, пропадаю!

Чуть помедленнее, кони, чуть помедленнее!
Вы тугую не слушайте плеть!
Но что-то кони мне попались привередливые,
И дожить не успел, мне допеть не успеть!

Я коней напою, 
Я куплет допою,-
Хоть немного еще постою на краю!...

Сгину я, меня пушинкой ураган сметет с ладони,
И в санях меня галопом повлекут по снегу утром.
Вы на шаг неторопливый перейдите, мои кони!
Хоть немного, но продлите путь к последнему приюту!

Чуть помедленнее, кони, чуть помедленнее!
Не указчики вам кнут и плеть.
Но что-то кони мне попались привередливые,
И дожить я не смог, мне допеть не успеть.

Я коней напою, 
Я куплет допою,-
Хоть немного еще постою на краю!...

Мы успели - в гости к богу не бывает опозданий.
Так что ж там ангелы поют такими злыми голосами?
Или это колокольчик весь зашелся от рыданий,
Или я кричу коням, чтоб не несли так быстро сани?

Чуть помедленнее кони, чуть помедленнее!
Умоляю вас вскачь не лететь!
Но что-то кони мне достались привередливые,
Коль дожить не успел, так хотя бы допеть!

Я коней напою, 
Я куплет допою,-
Хоть мгновенье еще постою на краю!...

 

МАРАФОН

Я бегу, топчу, скользя
По гаревой дорожке,-
Мне есть нельзя, мне пить нельзя,
Мне спать нельзя - ни крошки.

А может, я гулять хочу
У Гурьева Тимошки,-
Так нет: бегу, бегу, топчу
По гаревой дорожке.

А гвинеец Сэм Брук
Обошел меня на круг,-
А вчера все вокруг
Говорили: "Сэм - друг!
Сэм - наш гвинейский друг!"

Друг-гвинеец так и прет -
Все больше отставание,-
Ну, я надеюсь, что придет
Второе мне дыхание.

Третее за ним ищу,
Четвертое дыханье,-
Ну, я на пятом сокращу
С гвинейцем расстоянье!

Тоже мне - хорош друг,-
Обошел меня на круг!
А вчера все вокруг
Говорили: "Сэм - друг!
Сэм - наш гвинейский друг!"

Гвоздь программы - марафон,
А градусов - все тридцать,-
Но к жаре привыкший он -
Вот он и мастерится.

Я поглядел бы на него,
Когда бы - минус тридцать!
Ну, а теперь - достань его,-
Осталось - материться!

Тоже мне - хорош друг,-
Обошел на третий круг!
Нужен мне такой друг,-
Как его - забыл... Сэм Брук!
Сэм - наш гвинейский Брут!

 

Погоня

Во хмелю слегка
Лесом правил я.
Не устал пока, —
Пел за здравие.
А умел я петь
Песни вздорные:
"Как любил я вас,
Очи черные..."То плелись, то неслись, то трусили рысцой.
И болотную слизь конь швырял мне в лицо.
Только я проглочу вместе с грязью слюну,
Штоф у горла скручу — и опять затяну:"Очи черные!
Как любил я вас..."
Но — прикончил я
То, что впрок припас.
Головой тряхнул,
Чтоб слетела блажь,
И вокруг взглянул —
И присвистнул аж:Лес стеной впереди — не пускает стена, —
Кони прядут ушами, назад подают.
Где просвет, где прогал — не видать ни рожна!
Колют иглы меня, до костей достают.Коренной ты мой,
Выручай же, брат!
Ты куда, родной, —
Почему назад?!
Дождь — как яд с ветвей —
Недобром пропах.
Пристяжной моей
Волк нырнул под пах.Вот же пьяный дурак, вот же налил глаза!
Ведь погибель пришла, а бежать — не суметь, —
Из колоды моей утащили туза,
Да такого туза, без которого — смерть!Я ору волкам:
"Побери вас прах!..." —
А коней пока
Подгоняет страх.
Шевелю кнутом —
Бью крученые
И ору притом:
"Очи черные!.."Храп, да топот, да лязг, да лихой перепляс —
Бубенцы плясовую играют с дуги.
Ах вы кони мои, погублю же я вас, —
Выносите, друзья, выносите, враги!...От погони той
Даже хмель иссяк.
Мы на кряж крутой —
На одних осях,
В хлопьях пены мы —
Струи в кряж лились, —
Отдышались, отхрипели
Да откашлялись.Я лошадкам забитым, что не подвели,
Поклонился в копыта, до самой земли,
Сбросил с воза манатки, повел в поводу...
Спаси бог вас, лошадки, что целым иду!

 

ПЕСЕНКА ПРЫГУНА В ВЫСОТУ

Разбег, толчок... И - стыдно подыматься:
Во рту опилки, слезы из-под век,-
На рубеже проклятом два двенадцать
Мне планка преградила путь наверх.

Я признаюсь вам, как на духу:
Такова вся спортивная жизнь,-
Лишь мгновение ты наверху -
И стремительно падаешь вниз.

Но съем плоды запретные с древа я,
И за хвост подергаю славу я.
У кого толчковая - левая,
А у меня толчковая - правая!

Разбег, толчок... Свидетели паденья
Свистят и тянут за ноги ко дну.
Мне тренер мой сказал без сожаленья:
"Да ты же, парень, прыгаешь в длину!

У тебя - растяженье в паху;
Прыгать с правой - дурацкий каприз,-
Не удержишься ты наверху -
Ты стремительно падаешь вниз".

Но, задыхаясь словно от гнева я,
Объяснил толково я: главное,
Что у них толчковая - левая,
А у меня толчковая - правая!

Разбег, толчок... Мне не догнать канадца -
Он мне в лицо смеется на лету!
Я снова планку сбил на два двенадцать -
И тренер мне сказал напрямоту,

Что начальство в десятом ряду,
И что мне прополощут мозги,
Если враз, в сей же час не сойду
Я с неправильной правой ноги.

Но я лучше выпью зелье с отравою,
Я над собой что-нибудь сделаю -
Но свою неправую правую
Я не сменю на правую левую!

Трибуны дружно начали смеяться -
Но пыл мой от насмешек не ослаб:
Разбег, толчок, полет... И два двенадцать -
Теперь уже мой пройденный этап!

Пусть болит моя травма в паху,
Пусть допрыгался до хромоты,-
Но я все-таки был наверху 
И меня не спихнуть с высоты!

Так что съел плоды запретные с древа я,
И поймал за хвост славу я,-
Пусть у них толчковая - левая,
Но моя толчковая - правая!

 

Спасите наши души

Уходим под воду
В нейтральной воде.
Мы можем по году
Плевать на погоду, —
А если накроют —
Локаторы взвоют
О нашей беде.Спасите наши души!
Мы бредим от удушья.
Спасите наши души!
Спешите к нам!
Услышьте нас на суше —
Наш SOS все глуше, глуше, —
И ужас режет души
Напополам...И рвутся аорты,
Но наверх — не сметь!
Там слева по борту,
Там справа по борту,
Там прямо по ходу —
Мешает проходу
Рогатая смерть!Спасите наши души!
Мы бредим от удушья.
Спасите наши души!
Спешите к нам!
Услышьте нас на суше —
Наш SOS все глуше, глуше, —
И ужас режет души
Напополам...Но здесь мы — на воле, —
Ведь это наш мир!
Свихнулись мы, что ли, —
Всплывать в минном поле!
"А ну, без истерик!
Мы врежемся в берег", —
Сказал командир.Спасите наши души!
Мы бредим от удушья.
Спасите наши души!
Спешите к нам!
Услышьте нас на суше —
Наш SOS все глуше, глуше, —
И ужас режет души
Напополам...Всплывем на рассвете —
Приказ есть приказ!
Погибнуть во цвете —
Уж лучше при свете!
Наш путь не отмечен...
Нам нечем... Нам нечем!..
Но помните нас!Спасите наши души!
Мы бредим от удушья.
Спасите наши души!
Спешите к нам!
Услышьте нас на суше —
Наш SOS все глуше, глуше, —
И ужас режет души
Напополам...Вот вышли наверх мы.
Но выхода нет!
Вот — полный на верфи!
Натянуты нервы.
Конец всем печалям,
Концам и началам —
Мы рвемся к причалам
Заместо торпед!Спасите наши души!
Мы бредим от удушья.
Спасите наши души!
Спешите к нам!
Услышьте нас на суше —
Наш SOS все глуше, глуше, —
И ужас режет души
Напополам...Спасите наши души!
Спасите наши души...

 

ТОТ, КОТОРЫЙ НЕ СТРЕЛЯЛ

Я вам мозги не пудрю - уже не тот завод.
В меня стрелял поутру из ружей целый взвод.
За что мне эта злая, нелепая стезя?-
Не то чтобы не знаю - рассказывать нельзя.

Мой командир меня почти что спас,
Но кто-то на расстреле настоял,
И взвод отлично выполнил приказ,
Но был один, который не стрелял.

Судьба моя лихая давно наперекос,-
Однажды "языка" я добыл, да не донес.
И особист Суэтин, неутомимый наш,
Еще тогда приметил и взял на карандаш.

Он выволок на свет и приволок
Подколотый, подшитый материал,
Никто поделать ничего не смог.
Нет, смог один, который не стрелял.

Рука упала в пропасть с дурацким криком "Пли!"
И залп мне выдал пропуск в ту сторону земли.
Но слышу:- Жив зараза. Тащите в медсанбат!
Расстреливать два раза уставы не велят.

А врач потом все цокал языком
И, удивляясь, пули удалял,
А я в бреду беседовал тайком
С тем пареньком, который не стрелял.

Я раны, как собака, лизал, а не лечил,
В госпиталях, однако, в большом почете был.
Ходил в меня влюбленный весь слабый женский пол:
- Эй ты, недостреленный! Давай-ка на укол!

Наш батальон геройствовал в Крыму,
И я туда глюкозу посылал,
Чтоб было слаще воевать ему,
Кому? Тому, который не стрелял.

Я пил чаек из блюдца, со спиртиком бывал,
Мне не пришлось загнуться, и я довоевал.
В свой полк определили. - Воюй, - сказал комбат,-
А что недострелили, так я невиноват!..

Я тоже рад был, но, присев у пня,
Я выл белугой и судьбину клял,-
Немецкий снайпер дострелил меня
Убив того, который не стрелял.

 

МЫ ВРАЩАЕМ ЗЕМЛЮ

От границы мы Землю вертели назад -
Было дело, сначала.
Но обратно ее закрутил наш комбат,
Оттолкнувшись ногой от Урала.

Наконец-то нам дали приказ наступать,
Отбирать наши пяди и крохи,
Но мы помним, как солнце отправилось вспять
И едва не зашло на Востоке.

Мы не меряем Землю шагами,
Понапрасну цветы теребя,
Мы толкаем ее сапогами -
От себя, от себя.

И от ветра с Востока пригнулись стога,
Жмется к скалам отара.
Ось земную мы сдвинули без рычага,
Изменив направленье удара.

Не пугайтесь, когда не на месте закат.
Судный день - это сказки для старших.
Просто Землю вращают, куда захотят,
Наши сменные роты на марше.

Мы ползем, бугорки обнимаем,
Кочки тискаем зло, не любя,
И коленями Землю толкаем -
От себя, от себя.

Здесь никто не найдет, даже если б хотел,
Руки кверху поднявших.
Всем живым - ощутимая польза от тел:
Как прикрытье используем павших.

Этот глупый свинец всех ли сразу найдет,
Где настигнет - в упор или с тыла?
Кто-то там впереди навалился на дот -
И Земля на мгновенье застыла.

Я ступни свои сзади оставил,
Мимоходом по мертвым скорбя,
Шар земной я вращаю локтями -
От себя, от себя.

Кто-то встал в полный рост и, отвесив поклон,
Принял пулю на вдохе,
Но на Запад, на Запад ползет батальон,
Чтобы солнце взошло на Востоке.

Животом - по грязи, дышим смрадом болот,
Но глаза закрываем на запах.
Нынче по небу солнце нормально идет,
Потому что мы рвемся на Запад!

Руки, ноги - на месте ли, нет ли, -
Как на свадьбе, росу пригубя,
Землю тянем зубами за стебли -
На себя, на себя!

 

 

БАНЬКА ПО-БЕЛОМУ 

Протопи ты мне баньку, хозяюшка, 
Раскалю я себя, распалю, 
На полоке, у самого краюшка, 
Я сомненья в себе истреблю. 

Разомлею я до неприличности, 
Ковш холодный - и все позади. 
И наколка времен культа личности 
Засинеет на левой груди.

Протопи ты мне баньку по-белому - 
Я от белого свету отвык. 
Угорю я, и мне, угорелому, 
Пар горячий развяжет язык.

Сколько веры и лесу повалено, 
Сколь изведано горя и трасс, 
А на левой груди - профиль Сталина, 
А на правой - Маринка анфас. 

Эх, за веру мою беззаветную 
Сколько лет отдыхал я в раю! 
Променял я на жизнь беспросветную 
Несусветную глупость мою.

Протопи ты мне баньку по-белому - 
Я от белого свету отвык. 
Угорю я, и мне, угорелому, 
Пар горячий развяжет язык.

Вспоминаю, как утречком раненько 
Брату крикнуть успел: "Пособи!"
И меня два красивых охранника 
Повезли из Сибири в Сибирь. 

А потом на карьере ли, в топи ли, 
Наглотавшись слезы и сырца, 
Ближе к сердцу кололи мы профили 
Чтоб он слышал, как рвутся сердца.

Протопи ты мне баньку по-белому - 
Я от белого свету отвык. 
Угорю я, и мне, угорелому, 
Пар горячий развяжет язык.

Ох, знобит от рассказа дотошного, 
Пар мне мысли прогнал от ума. 
Из тумана холодного прошлого 
Окунаюсь в горячий туман. 

Застучали мне мысли под темечком, 
Получилось - я зря им клеймен, 
И хлещу я березовым веничком 
По наследию мрачных времен.

Протопи ты мне баньку по-белому - 
Я от белого свету отвык. 
Угорю я, и мне, угорелому, 
Пар горячий развяжет язык.


1968



БАНЬКА ПО-ЧЕРНОМУ 

Копи! 
Ладно, мысли свои вздорные копи! 
Топи! 
Ладно, баньку мне по-черному топи!
Вопи! 
Все равно меня утопишь, но вопи!... 
Топи. 
Только баньку мне, как хочешь, натопи. 

Эх, сегодня я отмоюсь, эх, освоюсь! 
Но сомневаюсь, что отмоюсь!... 

Не спи! 
Где рубаху мне по пояс добыла? 
Топи! 
Ох, сегодня я отмоюсь добела! 
Кропи, 
В бане стены закопченые кропи. 
Топи, 
Слышишь? Баньку мне по-черному топи! 

Эх, сегодня я отмаюсь, эх, освоюсь! 
Но сомневаюсь, что отмоюсь!... 

Кричи! 
Загнан в угол зельем,словно гончей лось. 
Молчи, -- 
У меня давно похмелье кончилось! 
Терпи! - 
Ты ж сама по дури продала меня! 
Топи, 
Чтоб я чист был, как щенок, к исходу дня. 

Эх, сегодня я отмаюсь, эх, освоюсь! 
Но сомневаюсь, что отмоюсь!... 

Купи! 
Хоть кого-то из охранников купи. 
Топи! 
Слышишь! Баньку ты мне раненько топи! 
Вопи. 
Все равно меня утопишь, но вопи.
Топи. 
Только баньку мне, как хочешь, натопи. 

Эх, сегодня я отмаюсь, эх, освоюсь! 
Но сомневаюсь, что отмоюсь!... 


1967


БРАТСКИЕ МОГИЛЫ 

На братских могилах не ставят крестов, 
И вдовы на них не рыдают, 
К ним кто-то приносит букеты цветов,
И Вечный огонь зажигают. 

Здесь раньше вставала земля на дыбы, 
А нынче - гранитные плиты. 
Здесь нет ни одной персональной судьбы -
Все судьбы в единую слиты. 

А в Вечном огне виден вспыхнувший танк, 
Горящие русские хаты, 
Горящий Смоленск и горящий рейхстаг, 
Горящее сердце солдата. 

У братских могил нет заплаканных вдов -
Сюда ходят люди покрепче. 
На братских могилах не ставят крестов, 
Но разве от этого легче?..


1964

Написана для спектакля "Павшие и живые", не вошла.
Использована в кинофильме "Я родом из детства". 
 
В.В.: ...А потом, в самом конце фильма, когда к стене, которая вся выщерблена пулями и снарядами, подходят женщины, с высохшими глазами, выплаканными, и кладут цветы на могилу погибших, мы сделали песню с голосом Марка Бернеса. Т.е. он пел мою песню. Я с ним дружил в конце его жизни. Это был действительно удивительный человек, который, правда, ценил по-настоящему авторскую песню. И это производило удивительный эффект, потому что мы, например, получили письмо от одной женщины. Она потеряла память, когда на ее глазах повесили двух сыновей. И она посмотрела это кино в больнице, и написала нам письмо, что она вспомнила, где это случилось с ее детьми. "Вы мне вернули память,"- она написала. И Бернесу было письмо, и на студию на минскую. Мы построили эту декорацию - этого не было. Но вот такое было на нее воздействие, этих вот слов, бесхитростной совсем мелодии, и, конечно, голос Бернеса, который весь из тех времен, и еще изображение. И видимо, что-то у нее... в ней всколыхнуло, и ей показалось, что она вспомнила. Так что, видите, что может делать песня, которая очень точно нашла свое место в картине, в кино, как она может действовать... 


В.В.: ...Иногда мне присылают письма и спрашивают на выступлениях: "Что у вас идет после такого-то слова?". Я тоже прихожу в недоумение, потому что и сам забыл. Я начинаю, значит, где-то искать, достаю с нижней полки, смотрю, восстанавливаю - и вдруг вижу, что эту песню еще можно петь: хоть она и старая, прежняя, а тема не ушла. Отряхнешь пыль, переменишь какие-то слова, переменишь немножечко музыку, чего-то допишешь, потому что хозяин - барин, и снова поешь. Так что песне, в отличие от человека, можно продлить жизнь. У песен счастливее судьба, чем у людей, потому что хороший, достойный человек очень много волнуется, нервничает, беспокоится за своих близких и помирает раньше, чем плохой. Так уж случилось: всегда "смерть самых лучших намечает и дергает по одному.". А вот плохой человек дольше живет, потому что он мало тратится... 
 
А с песней наоборот - песня, если она того стоит, может жить долго. Вот, например, песня "Братские могилы" была на пластинке, в кино, в театре, и, казалось бы, все уже отыграно, отработано, а я ею всегда начинаю концерты, почти каждое выступление. Так что песня живет. 



версия I

На братских могилах не | ставят крестов, Dm Gm 
И вдовы на них не ры|дают, C7 F
A7
К ним | кто-то приносит бу|кеты цветов A7 Dm Gm
И | Вечный огонь зажи|гает. Gm A7 Dm

Здесь | раньше вста|вала зем|ля на дыбы, Dm Cm D7 Gm
А нынче - гранитные | плиты. Gm Dm
Здесь нет ни одной персо|нальной судьбы, Dm Gm
Все | судьбы в единую | слиты. Gm A7 Dm


версия II

На братских могилах не | ставят крестов, F#m Hm 
И вдовы на | них не ры|дают, C#7sus C#7 F#m
К ним кто-то приносит бу|кеты цветов F#m Hm 
И Вечный огонь зажи|гает. C#7 F#m

Здесь | раньше вставала зем|ля на дыбы, F#m F#7 Hm 
А | нынче - гранитные | плиты. Hm E7 A
Здесь | нет ни одной персо|нальной судь|бы, C#7 F#m Hm Hm6
Все | судьбы в е|диную | слиты. Hm6 G#dim C# F#m 
A Hm

...легче? F#m


версия III

На братских могилах не | ставят крестов, Cm Fm6
И вдовы на них не | рыдают, B7 Eb
К ним | кто-то приносит бу|кеты цветов, G7 Cm Fm6
И Вечный огонь зажи|гают. G7 Cm

Здесь | раньше вста|вала зе|мля на дыбы, Cm Bm C7 Fm
А нынче - гра|нитные | плиты. Fm6 G7 Cm
Здесь нет ни одной персо|нальной судьбы - Cm Fm6
Все судьбы в единую | слиты. G7 Cm

А в | Вечном огне виден | вспыхнувший танк, A7 Dm Gm6
Горящие русские | хаты, C7 F
Го|рящий Смоленск и го|рящий рейхстаг, A7 Dm Gm6
Горящее сердце сол|дата. A7 Dm

У братских мо|гил нет за|плаканных вдов - Cm D7 Gm
Сюда ходят люди пок|репче. C7 F
На | братских могилах не | ставят крестов, A7 Dm Gm
Но разве от этого | легче?.. A7 Dm
На братских могилах не | ставят крестов, Dm Gm6
Но разве от этого | легче?.. A7 Dm

версия IV

На братских могилах не | ставят крестов, Am Dm
И вдовы на них не | рыдают, E Am
К ним кто-то приносит бу|кеты цветов, Am Dm
И Вечный огонь зажи|гают. E Am

Здесь | раньше вста|вала земля на дыбы, Am A7 Dm
А нынче - гра|нитные | плиты. G C E
Здесь | нет ни одной персо|нальной судьбы - Am Dm Dm6
Все | судьбы в единую | слиты. H7 E Am

........................
...легче?.. A7 F#m



Версии: 


.........
И хлещу я березовым веничком 
По наследию мрачных времен.

Протопи ты мне баньку по-белому - 
Чтоб я к белому свету привык.
Угорю я, и мне, угорелому, 
Пар горячий развяжет язык.


BOLSZOJ KARIETNYJ

- Где твои семнадцать лет?
- На Большом Каретном.
- Где твои семнадцать бед?
- На Большом Каретном.
- Где твой черный пистолет?
- На Большом Каретном.
- Где тебя сегодня нет?
- На Большом Каретном.

Помнишь ли, товарищ, этот дом?
Нет, не забываешь ты о нем!
Я скажу, что тот полжизни потерял,
Кто в Большом Каретном не бывал.
Еще бы ведь...

- Где твои семнадцать лет?
- На Большом Каретном.
- Где твои семнадцать бед?
- На Большом Каретном.
- Где твой черный пистолет?
- На Большом Каретном.
- Где тебя сегодня нет?
- На Большом Каретном.

Переименован он теперь,
Стало все по новой там, верь-не верь!
И все же, где б ты ни был, где ты не бредешь -
Нет-нет, да по Каретному пройдешь.
Еще бы ведь...

- Где твои семнадцать лет?
- На Большом Каретном.
- Где твои семнадцать бед?
- На Большом Каретном.
- Где твой черный пистолет?
- На Большом Каретном.
- Где тебя сегодня нет?
- На Большом Каретном.


1962

Аккорды: 

- Где твои семнадцать лет? E7
- На Большом Ка|ретном. E7 Am
- Где твои семнадцать бед? G
- На Большом Ка|ретном. G C
- Где твой черный пистолет? Dm
- На Большом Ка|ретном. Dm Am
- Где тебя сегодня нет? E7
- На Большом Ка|ретном. E7 Am

Помнишь ли, товарищ, этот | дом? E7 Am
Нет, не забываешь ты о | нем! G C
Я скажу, что тот полжизни поте|рял, Dm Am
Кто в Большом Каретном не бы|вал. Dm Am
Еще бы ведь... E7


ЧУЖАЯ КОЛЕЯ 

Сам виноват - и слезы лью, 
И охаю - 
Попал в чужую колею 
Глубокую. 
Я цели намечал свои 
На выбор сам, 
А вот теперь из колеи 
Не выбраться. 

Крутые скользкие края 
Имеет эта колея. 

Я кляну проложивших ее,- 
Скоро лопнет терпенье мое, 
И склоняю как школьник плохой, 
Колею - в колее, с колеей... 

Но почему неймется мне? 
Нахальный я! 
Условья, в общем, в колее 
Нормальные. 
Никто не стукнет, не притрет - 
Не жалуйся. 
Захочешь двигаться вперед? 
Пожалуйста. 

Отказа нет в еде-питье 
В уютной этой колее, 

И я живо себя убедил - 
Не один я в нее угодил. 
Так держать! Колесо в колесе! 
И доеду туда, куда все. 

Вот кто-то крикнул сам не свой: 
- А ну, пусти! - 
И начал спорить с колеей 
По глупости. 
Он в споре сжег запас до дна 
Тепла души, 
И полетели клапана 
И вкладыши. 

Но покорежил он края, 
И шире стала колея. 

Вдруг его обрывается след - 
Чудака оттащили в кювет, 
Чтоб не мог он нам, задним, мешать 
По чужой колее проезжать. 

Вот и ко мне пришла беда - 
Стартер заел. 
Теперь уж это не езда, 
А ерзанье. 
И надо б выйти, подтолкнуть, 
Но прыти нет - 
Авось подъедет кто-нибудь - 
И вытянет... 

Напрасно жду подмоги я,- 
Чужая эта колея. 

Расплеваться бы глиной и ржой 
С колеей этой самой чужой,- 
Тем, что я ее сам углубил, 
Я у задних надежду убил. 

Прошиб меня холодный пот 
До косточки, 
И я прошелся чуть вперед 
По досточке.
Гляжу - размыли край ручьи 
Весенние, 
Там выезд есть из колеи - 
Спасение! 

Я грязью из-под шин плюю 
В чужую эту колею. 

Эй, вы, задние! Делай, как я. 
Это значит - не надо за мной. 
Колея эта - только моя! 
Выбирайтесь своей колеей. 


1973

Аккорды: 

Сам виноват - и слезы лью, Am
И оха|ю - Am E7
Попал в чужую колею E7
Глубоку|ю. E7 Am
Я цели намечал свои A7
На | выбор сам, A7 Dm
А вот теперь из | колеи Dm E7
Не выбрать|ся. E7 Am

Крутые скользкие кра|я Dm Am
Имеет эта коле|я. Dm Am

Я кля|ну проложивших е|е,- Am Dm Am
Скоро | лопнет терпенье мо|е, Am Dm Am
И скло|няю как школьник пло|хой, Am Dm Am
Коле|ю - в колее, с коле|ей... Am E7 Am


ДОДО И БЕЛЫЙ КРОЛИК 

- Эй, кто там крикнул "ай-ай-ай?" - Ну я! Я, Кролик Белый.
- Опять спешишь?- Прости, Додо,- так много важных дел!
У нас в Стране Чудес попробуй что-то не доделай...
Вот и ношусь я взад-вперед, как заяц угорелый,-
За два кило пути я на два метра похудел.

Зачем, зачем, сограждане, зачем я Кролик - белый?
Когда бы был я серым - я б не бегал, а сидел.
Все ждут меня, всем нужен я - и всем визиты делай,
А я не в силах отказать: я страшно мягкотелый,-
Установить бы кроликам какой-нибудь предел!..

- Но почему дрожите вы? И почему вы - белый?
- Да потому что - ай-ай-ай!- таков уж мой удел.
Ах, как опаздываю я - почти что на день целый!
Бегу, бегу!.. - А говорят, он в детстве не был белый,
Но опоздать боялся - и от страха поседел.


1973


ФОРМУЛИРОВКА 


Вот раньше жизнь!
И вверх и вниз
Идешь без конвоиров,-
Покуришь план,
Пойдешь на бан
И щиплешь пассажиров.

А на разбой
Берешь с собой
Надежную шалаву,
Потом - за грудь
Кого-нибудь
И делаешь варшаву.

Пока следят,
Пока грозят -
Мы это переносим.
Наелся всласть,
Но вот взялась
"Петровка, 38".

Прошел детдом, тюрьму, приют,
И срока не боялся,-
Когда ж везли в народный суд -
Немного волновался.

Зачем нам врут:
"Народный суд"! -
Народу я не видел,-
Судье простор,
И прокурор
Тотчас меня обидел.

Ответил на вопросы я,
Но приговор - с издевкой,-
И не согласен вовсе я
С такой формулировкой!

Не отрицаю я вины -
Не в первый раз садился,
Но - написали, что с людьми
Я грубо обходился.

Неправда!- тихо подойдешь,
Попросишь сторублевку...
Причем тут нож,
Причем грабеж?-
Меняй формулировку!

Эх, был бы зал -
Я б речь сказал:
"Товарищи родные!
Зачем пенять -
Ведь вы меня
Кормили и поили!

Мне каждый деньги отдавал
Без слез, угроз и крови...
Огромное спасибо вам
За все на добром слове!"

И этот зал
Мне б хлопать стал,
И я б, прервав рыданья,
Им тихим голосом сказал:
"Спасибо за вниманье!"

Ну правда ведь -
Неправда ведь,
Что я - грабитель ловкий?
Как людям мне в глаза смотреть
С такой формулировкой?!


1964


ЛИРИЧЕСКАЯ 

Марине

Здесь лапы у елей дрожат на весу,
Здесь птицы щебечут тревожно.
Живешь в заколдованном диком лесу,
Откуда уйти невозможно.

Пусть черемухи сохнут бельем на ветру,
Пусть дождем опадают сирени -
Все равно я отсюда тебя заберу
Во дворец, где играют свирели.

Твой мир колдунами на тысячи лет
Укрыт от меня и от света.
И думаешь ты, что прекраснее нет,
Чем лес заколдованный этот.

Пусть на листьях не будет росы поутру,
Пусть луна с небом пасмурным в ссоре,-
Все равно я отсюда тебя заберу
В светлый терем с балконом на море.

В какой день недели, в котором часу
Ты выйдешь ко мне осторожно?
Когда я тебя на руках унесу
Туда, где найти невозможно?

Украду, если кража тебе по душе,-
Зря ли я столько сил разбазарил?
Соглашайся хотя бы на рай в шалаше,
Если терем с дворцом кто-то занял!


1969

Из спектакля театра Современник "Свой остров". 
Аккорды: 



версия I

Здесь лапы у елей дро|жат на ве|су, Am F7 E7
Здесь | птицы ще|бечут тре|вожно. E7 E7sus E7 Am
Жи|вешь в закол|дованном | диком лесу, Am A9 A7 Dm
От|куда уй|ти невоз|можно. Dm F F7 E7sus
Пусть че|ремухи сохнут бель|ем на ветру, E7 Am H7
Пусть дож|дем опа|дают си|рени - H7 G7sus G7 C
C#dim
Все рав|но я отсюда те|бя заберу A7 Dm Am
Во дво|рец, | где играют сви|рели. Am F7 E7 Am

Твой мир колдунами на | тысячи | лет Am F7 E7
Ук|рыт от ме|ня и от | света. E7 E7sus E7 Am
И | думаешь ты, | что прек|раснее нет, Am A9 A7 Dm
Чем | лес | заколдованный | этот. Dm F F7 E7sus
Пусть на | листьях не будет ро|сы поутру, E7 Am H7
Пусть лу|на с небом | пасмурным в | ссоре,- H7 G7sus G7 C
C#dim
Все рав|но я отсюда те|бя заберу A7 Dm Am
В светлый | терем с бал|коном на | море. Am F7 E7 Am

В какой день недели, в ко|тором ча|су Am F7 E7
Ты | выйдешь ко мне | осто|рожно? E7 E7sus E7 Am
Ког|да я те|бя на ру|ках унесу Am A9 A7 Dm
Ту|да, | где найти невоз|можно? Dm F F7 E7sus
Укра|ду, если кража те|бе по душе,- E7 Am H7
Зря ли | я столько сил | разба|за|рил? H7 G7sus G7 Csus C
C#dim
Согла|шайся хотя бы на | рай в шалаше, A7 Dm Am
Если | терем с двор|цом кто-то | занял! Am F7 E7 Am
Согла|шайся хотя бы на | рай в шалаше, A7 Dm Am
Если | терем с двор|цом кто-то | занял! Am F7 E7 Am


версия II

Здесь лапы у елей дро|жат на ве|су, Am F E
Здесь птицы ще|бечут тре|вожно. E E7 Am
Жи|вешь в заколдованном | диком лесу, Am A7 Dm
От|куда уйти невоз|можно. Dm F E7+3
E7
Пусть че|ремухи сохнут бель|ем на ветру, E7 Am H7
Пусть дож|дем опа|дают си|рени - H7 G7+3 G7 C
A7
Все рав|но я отсюда те|бя заберу A7 Dm Am
Во дво|рец, | где играют сви|рели. Am F E7 Am


ЛЕКЦИЯ О МЕЖДУНАРОДНОМ ПОЛОЖЕНИИ ПРОЧИТАННАЯ ЧЕЛОВЕКОМ, ПОСАЖЕННЫМ НА 15 СУТОК ЗА МЕЛКОЕ ХУЛИГАНСТВО,
СВОИМ СОКАМЕРНИКАМ 

Я вам, ребяты, на мозги не капаю,
Но вот он - перегиб и парадокс:
Ковой-то выбирают римским папою -
Ковой-то запирают в тесный бокс.

Там все места - блатные расхватали и
Пришипились, надеясь на авось,-
Тем временем во всей честной Италии
На папу кандидата не нашлось.

Жаль, на меня не вовремя накинули аркан,-
Я б засосал стакан - и в Ватикан!

Церковники хлебальники разинули,
Замешкался маленько Ватикан,-
Мы тут им папу римского подкинули -
Из наших, из поляков, из славян.

Сижу на нарах я, в Нарофоминске я.
Когда б ты знала, жизнь мою губя,
Что я бы мог бы выйти в папы римские,-
А в мамы взять - естественно, тебя!

Жаль на меня не вовремя накинули аркан,-
Я б засосал стакан - и в Ватикан!

При власти, при деньгах ли, при короне ли -
Судьба людей швыряет как котят.
Но как мы место шаха проворонили?!
Нам этого потомки не простят!

Шах расписался в полном неумении -
Вот тут его возьми и замени!
Где взять? У нас любой второй в Туркмении -
Аятолла и даже Хомейни.

Всю жизнь мою в ворота бью рогами, как баран,-
А мне бы взять Коран - и в Тегеран!

В Америке ли, в Азии, в Европе ли -
Тот нездоров, а этот вдруг умрет...
Вот место Голды Меир мы прохлопали,-
А там - на четверть бывший наш народ.

Плывут у нас по Волге ли, по Каме ли
Таланты - все при шпаге, при плаще,-
Руслан Халилов, мой сосед по камере,-
Там Мао делать нечего вообще!


1978-1979

Альтернативные названия: 


Размышления мелкого жулика о 
международном положении
Лекция о международном положении
Лекция 


MNIE REBIATA SKAZALI

Мне ребята сказали про такую наколку!-
На окраине там даже нет фонарей.
Если выгорит дело - обеспечусь надолго,-
Обеспечу себя я и лучших друзей.

Но в двенадцать часов
Людям хочется спать -
Им назавтра вставать
На работу,-
Не могу им мешать -
Не пойду воровать,-
Мне их сон нарушать
Неохота!

Мне ребята сказали, что живет там артистка,
Что у ей - бриллианты, золотишко, деньга,-
И что все будет тихо, без малейшего риска,-
Ну а после, конечно, мы рискнем на бегах.

Но в двенадцать часов
Людям хочется спать -
И артистки идут
На работу,-
Не могу ей мешать -
Не пойду воровать, -
Мне ей сон нарушать
Неохота!

Говорил мне друг Мишка, что у ей есть сберкнижка,-
Быть не может, не может - наш артист не богат!
"Но у ей - подполковник, он - ей-ей - ей любовник!"-
Этим доводом Мишка убедил меня, гад.

А в двенадцать часов
Людям хочется спать -
Им назавтра вставать
На работу,-
Ничего, не поспят!-
Я пойду воровать,-
Хоть их сон нарушать
Неохота!

...Говорил я ребятам, что она не богата:
Бриллианты - подделка, подполковник сбежал.
Ну а этой артистке - лет примерно под триста,-
Не прощу себе в жизни, что ей спать помешал!

Ведь в двенадцать часов
Людям хочется спать -
Им назавтра вставать
На работу,-
Не могу им мешать -
Не пойду воровать, -
Мне их сон нарушать
Неохота!

1965


МОЙ ДРУГ УЕХАЛ В МАГАДАН 

Игорю Кохановскому

Мой друг уехал в Магадан. 
Снимите шляпу, снимите шляпу! 
Уехал сам, уехал сам, 
Не по этапу, не по этапу. 

Не то чтоб другу не везло, 
Не чтоб кому-нибудь назло, 
Не для молвы, что, мол, чудак, 
А просто так, а просто так. 

Быть может кто-то скажет: - Зря! 
Как так - решиться всего лишиться? 
Ведь там сплошные лагеря, 
А в них убийцы, а в них убийцы! 

Ответит он: - Не верь молве. 
Их там не больше, чем в Москве.- 
Потом уложит чемодан - 
И в Магадан, и в Магадан. 

Не то чтоб мне не по годам,- 
Я б прыгнул ночью из электрички,- 
Но я не еду в Магадан, 
Забыв привычки, закрыв кавычки. 

Я буду петь под струнный звон 
Про то, что будет видеть он, 
Про то, что в жизни не видал,- 
Про Магадан, про Магадан. 

Мой друг поехал сам собой, 
С него довольно, с него довольно. 
Его не будет бить конвой, 
Он - добровольно, он - добровольно. 

А мне удел от бога дан... 
А, может, тоже в Магадан 
Уехать с другом заодно 
И лечь на дно, и лечь на дно. 

1965



МОСКВА-ОДЕССА 

В который раз лечу Москва-Одесса - 
Опять не выпускают самолет. 
А вот прошла вся в синем стюардесса, как принцесса, 
Надежная, как весь гражданский флот.

Над Мурманском - ни туч, ни облаков, 
И хоть сейчас лети до Ашхабада. 
Открыты Киев, Харьков, Кишинев, 
И Львов открыт, но мне туда не надо.

Сказали мне: - Сегодня не надейся, 
Не стоит уповать на небеса.
И вот опять дают задержку рейса на Одессу - 
Теперь обледенела полоса.

А в Ленинграде с крыши потекло, 
И что мне не лететь до Ленинграда? 
В Тбилиси - там все ясно и тепло, 
Там чай растет, но мне туда не надо.

Я слышу - ростовчане вылетают! 
А мне в Одессу надо позарез, 
Но надо мне туда, куда три дня не принимают 
И потому откладывают рейс.

Мне надо, где сугробы намело, 
Где завтра ожидают снегопада. 
А где-нибудь все ясно и светло, 
Там хорошо, но мне туда не надо!

Отсюда не пускают, а туда не принимают, 
Несправедливо, муторно, но вот - 
Нас на посадку скучно стюардесса приглашает, 
Похожая на весь гражданский флот.

Открыли самый дальний закуток, 
В который не заманят и награды. 
Открыт закрытый порт Владивосток, 
Париж открыт, но мне туда не надо.

Взлетим мы - распогодится. Теперь запреты снимут. 
Напрягся лайнер, слышен визг турбин. 
Но я уже не верю ни во что - меня не примут, 
У них найдется множество причин.

Мне надо, где метели и туман, 
Где завтра ожидают снегопада. 
Открыты Лондон, Дели, Магадан,
Открыли все, но мне туда не надо!

Я прав - хоть плачь, хоть смейся, но опять задержка рейса,- 
И нас обратно к прошлому ведет 
Вся стройная, как ТУ, та стюардесса - мисс Одесса, 
Доступная, как весь гражданский флот.

Опять дают задержку до восьми, 
И граждане покорно засыпают. 
Мне это надоело, черт возьми, 
И я лечу туда, где принимают!


1967

Версии: 

....
Париж открыт, но мне туда не надо.

Взлетим мы - можно ставить рупь за сто - теперь запреты снимут. 
Напрягся лайнер, слышен визг турбин.
.....

Фрагмент песни вошел в пьесу А. Штейна 
"Последний парад" и спектакль Московского театра 
сатиры по этой пьесе, 1968. 



Аккорды: 

Em H7 Em
В который раз ле|чу Москва-О|десса - 
Em E7 Am
О|пять не выпускают само|лет. 
Am Am6 Em
А вот прошла вся в | синем стюар|десса, как принцесса, 
Em F#7 H7 Em
На|дежная, как | весь гражданский | флот. 

Em
Над Мурманском - ни туч, ни облаков, 
Em E7 Am 
И | хоть сейчас лети до Ашха|бада. 
Am Em
Открыты Киев, Харьков, Киши|нев, 
Am H7 Em
И | Львов открыт, но мне туда не | надо. 

.............

H7 Em
...я лечу туда, где прини|мают! 
Em Am Em 
Мне | это надоело, черт возь|ми, 
Em H7 Em
И | я лечу туда, где прини|мают! 



ОХОТА НА ВОЛКОВ 
Рвусь из сил и из всех сухожилий, 
Но сегодня - опять, как вчера,- 
Обложили меня, обложили, 
Гонят весело на номера.

Из-за елей хлопочут двустволки - 
Там охотники прячутся в тень. 
На снегу кувыркаются волки, 
Превратившись в живую мишень.

Идет охота на волков, идет охота!
На серых хищников - матерых и щенков. 
Кричат загонщики, и лают псы до рвоты. 
Кровь на снегу и пятна красные флажков.

Не на равных играют с волками 
Егеря, но не дрогнет рука!
Оградив нам свободу флажками, 
Бьют уверенно, наверняка.

Волк не может нарушить традиций. 
Видно, в детстве, слепые щенки, 
Мы, волчата, сосали волчицу 
И всосали - "Нельзя за флажки!"

Идет охота на волков, идет охота!
На серых хищников - матерых и щенков. 
Кричат загонщики, и лают псы до рвоты. 
Кровь на снегу и пятна красные флажков.

Наши ноги и челюсти быстры. 
Почему же - вожак, дай ответ - 
Мы затравленно мчимся на выстрел 
И не пробуем через запрет?

Волк не должен, не может иначе! 
Вот кончается время мое. 
Тот, которому я предназначен, 
Улыбнулся и поднял ружье. 

Идет охота на волков, идет охота!
На серых хищников - матерых и щенков. 
Кричат загонщики, и лают псы до рвоты. 
Кровь на снегу и пятна красные флажков.

Я из повиновения вышел 
За флажки - жажда жизни сильней! 
Только сзади я радостно слышал 
Удивленные крики людей.

Рвусь из сил, из всех сухожилий, 
Но сегодня - не так, как вчера!
Обложили меня, обложили, 
Но остались ни с чем егеря!

Идет охота на волков, идет охота!
На серых хищников - матерых и щенков. 
Кричат загонщики, и лают псы до рвоты. 
Кровь на снегу и пятна красные флажков.

1968 

Примечание: 
см. также:

Охота с вертолетов Прошла пора вступлений и прелюдий... Охота на кабанов
Написана после появления в советской печати статей с резкой критикой песен Владимира Высоцкого. Окончательный вариант песни был использован в спектакле Театра на Таганке "Берегите ваши лица". 
...Вот ты работаешь, сидишь ночью. Кто-то пошепчет тебе. написал строку. вымучиваешь. Потом песня с тобой - иногда она мучает месяца по два. Когда "Охоту на волков" писал - она меня замучила. Мне ночью снился - один припев. Я не знал, что буду писать. Два месяца звучало только: "Идет охота на волков, идет охота.". - В.В. 
...Вот я сажусь за письменный стол с магнитофончиком и гитарой и ищу строчку. Сидишь ночью, работаешь, подманиваешь вдохновение. Кто-то спускается. пошепчет тебе чего-то такое на ухо или напрямую в мозги - записал строчку, вымучиваешь дальше. Творчество - это такая таинственная вещь, что-то вертится где-то там, в подсознании, может быть, это и вызывает разные ассоциации. И если получается удачно, тогда песня попадает к вам сразу в душу и западает в нее. 
Потом песня все время живет с тобой, не дает тебе покоя, вымучивает тебя, выжимает, как белье, - иногда она мучает тебя месяца по два. Когда я писал "Охоту на волков", мне ночью снился этот припев. Я не знал еще, что я буду писать, была только строчка "Идет охота на волков, идет охота.". Через два месяца - это было в Сибири, в селе Выезжий Лог, мы снимали там картину "Хозяин тайги" - я сидел в пустом доме под гигантской лампочкой, свечей на пятьсот, у какого-то фотографа мы ее достали. Золотухин спал выпимши, потому что был праздник. Я сел за белый лист и думаю: что я буду писать? В это время встал Золотухин и сказал мне: "Не сиди под светом, тебя застрелют!". Я спрашиваю: "С чего ты взял, Валерий?" - "Мне Паустовский сказал, что в Лермонтова стрелял пьяный прапорщик", - и уснул. 
Я все понял и потом, на следующий день, спрашиваю: "А почему это вдруг тебе сказал Паустовский?". Он говорит: "Ну, я имел в виду, что "как нам говорил Паустовский". На самом-то деле, я тебе честно признаюсь, мне ребятишки вчера принесли из дворов медовухи, а я им за это разрешил залечь в кювете и на тебя живого смотреть". Вот так, значит, под дулами глаз я и написал эту песню, которая называется "Охота на волков". Вот так проходит работа над песней, и авторской она называется именно потому, что ты все делаешь сам - от "а" до "зет".


В.В. 

Аккорды: 

Рвусь из сил и из всех сухо|жилий, Gm Cm6
Но се|годня - опять, как вче|ра,- Cm6 F7 B
Обло|жили меня, обложили, B Cm
Гонят | весело на номе|ра. Cm Cm6 D7 

Из-за | елей хлопочут дву|ствол|ки - D7 Gm Cm7 Cm6
Там о|хотники прячутся в | тень. Cm6 D7 Gm
На сне|гу кувыркаются волки, Gm Cm 
Превра|тившись в живую ми|шень. Cm Cm6 D7

припев:
Идет о|хота на волков, идет о|хота! D7 Gm Cm
На серых | хищников - матерых и щен|ков. Cm Cm6 Gm
Кричат за|гонщики, и лают псы до | рвоты. Gm Cm6 Gm
Кровь на сне|гу и пятна красные флаж|ков. Gm D7 Gm

Не на равных играют с вол|ка|ми Gm Cm7 Cm6
Еге|ря, но не дрогнет | рука! Cm6 F7 B
Огра|див нам свободу флажками, G7 Cm
Бьют у|веренно, наверня|ка. Cm Cm6 D7

Волк не | может нарушить традиций. D7 Gm
Видно, в | детстве, слепые щен|ки, Gm G7 Cm
Мы, волчата, сосали вол|чицу Cm Cm6
И всосали - "Нельзя за флаж|ки!" Cm6 D7

припев 
Наши ноги и челюсти | быст|ры. Gm Cm7 Cm6
Почему же - во|жак, дай от|вет - Cm6 F7 B
Мы за|травленно мчимся на выстрел G7 Cm
И не | пробуем через за|прет? Cm Cm6 D7

Волк не | может, не должен иначе! D7 Gm
Вот кон|чается время мо|е. Gm G7 Cm
Тот, которому я предна|значен, Cm Cm6
Улыбнулся и поднял ру|жье. Cm6 D7

Идет о|хота на волков, идет о|хота! D7 Gm Cm
На серых | хищников - матерых и щен|ков. Cm Cm6 Gm
Кричат за|гонщики, и лают псы до | рвоты. Gm Cm6 Gm
Кровь на сне|гу и пятна красные флаж|ков. Gm D7 Gm

Я из повиновения | вышел Gm Cm6
За флаж|ки - жажда жизни силь|ней! Cm6 F7 B
Только | сзади я радостно слышал G7 Cm
Удив|ленные крики лю|дей. Cm Cm6 D7

Рвусь из | сил, из всех сухо|жилий, D7 Gm Cm
Но сегодня - не | так, как вче|ра! Cm F Cm
Обло|жили меня, обло|жили, Cm Cm6 Cm(B)
Но ос|тались ни с чем еге|ря! Cm(B) Am7/5 D7
припев Версии: Редчайший, практически неизвестный вариант набросков к песне: Бьюсь из сил, изо всех сухожилий,
Сзади крики и бьют в барабан,
Обложили меня, обложили,-
Я на номер иду, как кабан.

В лоб ударит картечь из двустволки:
Залп, второй - но, кажись, пронесло!
Вон кругом кувыркаются волки!
И спокойны стрелки, как назло.

Идет охота на волков, идет охота
На серых хищников, матерых и щенков.
кричат загонщики и лают псы до рвоты,
Кровь на снегу и пятна красные флажков.

Жду - ударит свинец из двустволки.
Зря на ноги свои уповал!
На снегу кувыркаются воли -
Тот - подранок, а тот - наповал!

Чаще выстрелы бьют, раз за разом,
Волчий блеск в их глазах не погас.
Бьет двустволка с прищуренным глазом:
Залп - и в сердце! Другой - между глаз!

Вон и справа флажки замелькали.
Значит, выхода нет. Я готов.
Мир мой внутренний заперт флажками,
Тесно и наяву от флажков.

Видно, третий - в упор - меня срежет -
Он стреляет и с правой руки.
Залп! Верчусь, как прыгун на манеже.
Я напрасно готовил клыки.


ПЕСНЯ О ДРУГЕ 

Если друг оказался вдруг 
И не друг, и не враг, а - так, 
Если сразу не разберешь, 
Плох он или хорош,-
Парня в горы тяни - рискни!
Не бросай одного его, 
Пусть он в связке в одной с тобой -
Там поймешь, кто такой. 

Если парень в горах - не ах, 
Если сразу раскис и - вниз, 
Шаг ступил на ледник и - сник, 
Оступился - и в крик,- 
Значит, рядом с тобой - чужой, 
Ты его не брани - гони:
Вверх таких не берут, и тут 
Про таких не поют. 

Если ж он не скулил, не ныл, 
Пусть он хмур был и зол, но - шел, 
А когда ты упал со скал, 
Он стонал, но - держал, 
Если шел за тобой, как в бой, 
На вершине стоял хмельной,-
Значит, как на себя самого, 
Положись на него. 


1966

Аккорды: 

версия I

Если друг оказался | вдруг Am E7
И не друг, и не враг, а - | так, E7 Am
Если | сразу не разбе|решь, Am Dm Dm(C)
Плох он | или хо|рош,- G7(H) G7 C
Парня в горы тя|ни - рискни! C Dm
Не бро|сай одно|го его, Dm Dm6 Am
Пусть он в связке в од|ной с т|обой - Am Dm Dm(C)
Там пой|мешь, кто та|кой. Dm(H) E7 Am

Dm Dm6 Am Dm Dm(C) 
Dm(H) E7 Am E7 Am

.............

...-его. Am
E7 Am
(для окончания)


версия II

Если друг оказался вдруг E7
И не друг, и не | враг, а - так, E7 Am
Если | сразу не | разберешь, Am A7 Dm
Плох он или хо|рош,- G7 C
E7
Парня в горы тя|ни - рискни! Am Dm6
Не бросай одно|го его, Dm6 Am
Пусть он в связке в од|ной с тобой - Am Dm6
Там поймешь, кто та|кой. E7 Am



БАЛЛАДА О ГИПСЕ 

В. Абдулову

Нет острых ощущений - все старье, гнилье и хлам,-
Того гляди, с тоски сыграю в ящик.
Балкон бы, что ли, сверхy, иль автобус - пополам,-
Вот это дело, это подходяще!

Повезло! Наконец повезло! -
Видит бог, что дошел я до точки! -
Самосвал в тридцать тысяч кило
Мне скелет раздробил на кусочки!

Вот лежу я на спине
Загипсованный,-
Каждый член у мене -
Расфасованный
По отдельности
До исправности,-
Все будет в целости
И в сохранности!

Эх, жаль, что не роняли вам на череп утюгов,-
Скорблю о вас - как мало вы успели! -
Ах, это просто прелесть - сотрясение мозгов,
Ах, это наслажденье - гипс на теле!

Как броня - на груди у меня,
На руках моих - крепкие латы,-
Так и хочется крикнуть: "Коня мне, коня!"-
И верхом ускакать из палаты!

И лежу я на спине
Загипсованный,-
Каждый член у мене -
Расфасованный
По отдельности
До исправности,-
Все будет в целости
И в сохранности!

Задавлены все чувства - лишь для боли нет преград,-
Ну что ж, мы сами часто чувства губим,-
Зато я, как ребенок, - весь спеленутый до пят
И окруженный человеколюбием!

Под влияньем сестрички ночной
Я любовию к людям проникся -
И, клянусь, до доски гробовой
Я б остался невольником гипса!

И лежу я на спине
Загипсованный,-
Каждый член у мене -
Расфасованный
По отдельности
До исправности,-
Все будет в целости
И в сохранности!

Вот хорошо б еще, чтоб мне не видеть прежних снов:
Они - как острый нож для инвалида,-
Во сне я рвусь наружу из-под гипсовых оков,
Мне снятся свечи, рифмы и коррида...

Ах, надежна ты, гипса броня,
От того, кто намерен кусаться!
Но одно угнетает меня:
Что никак не могу почесаться,-

Что лежу я на спине
Загипсованный,-
Каждый член у мене -
Расфасованный
По отдельности
До исправности,-
Все будет в целости
И в сохранности!

Так, я давно здоров, но не намерен гипс снимать:
Пусть руки стали чем-то вроде бивней,
Пусть ноги истончали - мне на это наплевать,-
Зато кажусь значительней, массивней!

Я под гипсом хожу ходуном,
Наступаю на пятки прохожим,-
Мне удобней казаться слоном
И себя ощущать толстокожим!

И по жизни я иду,
Загипсованный,-
Каждый член у мене -
Расфасованный
По отдельности
До исправности,-
Все будет в целости
И в сохранности!


1972


БАЛЛАДА О ДЕТСТВЕ 

Час зачатья я помню неточно.
Значит, память моя однобока.
Но зачат я был ночью, порочно,
И явился на свет не до срока.
Я рождался не в муках, не в злобе,
Девять месяцев - это не лет.
Первый срок отбывал я в утробе:
Ничего там хорошего нет.

Спасибо вам святители, что плюнули да дунули,
Что вдруг мои родители зачать меня задумали,
В те времена укромные, теперь почти былинные,
Когда срока огромные брели в этапы длинные.
Их брали в ночь зачатия, а многих даже ранее,
А вот живет же братия - моя честна компания.

Ходу, думушки резвые, ходу,
Слово, строченьки, милые, слово!
В первый раз получил я свободу
По указу от тридцать восьмого.
Знать бы мне, кто так долго мурыжил -
Отыгрался бы на подлеце,
Но родился и жил я и выжил,
Дом на Первой Мещанской в конце.

Там за стеной, за стеночкою, за перегородочкой
Соседушка с соседушкою баловались водочкой.
Все жили вровень, скромно так: система коридорная,
На тридцать восемь комнаток всего одна уборная.
Здесь зуб на зуб не попадал, не грела телогреечка.
Здесь я доподлинно узнал, почем она, копеечка.

Не боялась сирены соседка,
И привыкла к ней мать понемногу.
И плевал я, здоровый трехлетка,
На воздушную эту тревогу.
Да не все то, что сверху от бога -
И народ зажигалки тушил.
И, как малая фронту подмога,
Мой песок и дырявый кувшин.

И било солнце в три ручья, сквозь дыры крыш просеяно
На Евдоким Кириллыча и Кисю Моисеевну.
Она ему: Как сыновья? - Да без вести пропавшие!
Эх, Киська, мы одна семья, вы тоже пострадавшие.
Вы тоже пострадавшие, а значит обрусевшие.-
Мои - без вести павшие, твои - безвинно севшие.

Я ушел от пеленок и сосок,
Поживал - не забыт, не заброшен.
И дразнили меня "недоносок",
Хоть и был я нормально доношен.
Маскировку пытался срывать я,
- Пленных гонят,- чего ж мы дрожим?
Возвращались отцы наши, братья
По домам, по своим да чужим.

У тети Зины кофточка с драконами, да змеями -
То у Попова Вовчика отец пришел с трофеями.
Трофейная Япония, трофейная Германия:
Пришла страна Лимония - сплошная чемодания.
Взял у отца на станции погоны, словно цацки, я,
А из эвакуации толпой валили штатские.

Осмотрелись они, оклемались,
Похмелились, потом протрезвели.
И отплакали те, кто дождались,
Недождавшиеся отревели.
Стал метро рыть отец Витькин с Генкой,
Мы спросили:- зачем? - Он в ответ,
Мол, коридоры кончаются стенкой,
А тоннели выводят на свет.

Пророчество папашино не слушал Витька с корешом:
Из коридора нашего в тюремный коридор ушел.
Да он всегда был спорщиком, припрешь к стене - откажется
Прошел он коридорчиком и кончил стенкой, кажется.
Но у отцов свои умы, а что до нас касательно,
На жизнь засматривались мы вполне самостоятельно.

Все - от нас до почти годовалых
Толковищу вели до кровянки,
А в подвалах и полуподвалах
Ребятишкам хотелось под танки.
Не досталось им даже по пуле,
В ремеслухе живи не тужи.
Ни дерзнуть, ни рискнуть, но рискнули -
Из напильников сделать ножи.

Они воткнутся в легкие
От никотина черные,
По рукоятки легкие трехцветные наборные.
Вели дела отменные сопливые острожники.
На стройке немцы пленные на хлеб меняли ножики.
Сперва играли в фантики в пристенок с крохоборами,
И вот ушли романтики из подворотен ворами.

Было время и были подвалы,
Было дело и цены снижали.
И текли, куда надо, каналы
И в конце, куда надо, впадали.
Дети бывших старшин да майоров
До бедовых широт поднялись,
Потому, что из всех коридоров
Им казалось сподручнее вниз.


1975

Аккорды: 

Час зачатья я помню не|точно. Am Dm
Значит, | память моя одно|бока. Dm E7 Am
Но зачат я был ночью, по|рочно, Am Dm
И я|вился на свет не до | срока. Dm F E7
Я рождался не в муках, не в | злобе, E7 Am
Девять | месяцев - это не | лет. Am Dm E7
Первый | срок отбывал я в ут|робе: E7 Am Dm
Ниче|го там хорошего | нет. Dm E7 Am

Спа|сибо вам святители, Am Dm
что | плюнули да дунули, Dm Am
Что | вдруг мои родители Am Dm
за|чать меня задумали, Dm Am
В те | времена укромные, Am Dm
те|перь почти былинные, Dm Am
Ког|да срока огромные Am F
бре|ли в этапы длинные. F E7
Их | брали в ночь зачатия, E7 Am
а многих даже | ранее, Am Dm
А вот жи|вет же братия - Dm E7
моя честна ком|пания. E7 Am


НА СУДНЕ БУНТ 

На судне бунт, над нами чайки реют,
Вчера из-за дублона золотых
Двух негодяев вздернули на рее,
Но - мало. Нужно было четверых.

Ловите ветер всеми парусами!
К чему гадать! Любой корабль - враг.
Удача - миф, но эту веру сами
Мы создали, поднявши черный флаг.

Катился ком по кораблю от бака.
Забыто все - и честь, и кутежи.
И подвывая, будто бы от страха,
Они достали длинные ножи.

Ловите ветер всеми парусами!
К чему гадать! Любой корабль - враг.
Удача - миф, но эту веру сами
Мы создали, поднявши черный флаг.

Вот двое в капитана пальцем тычут.
Достать его - им не страшен черт.
Но капитан вчерашнюю добычу
При всей команде выбросил за борт.

Ловите ветер всеми парусами!
К чему гадать! Любой корабль - враг.
Удача - миф, но эту веру сами
Мы создали, поднявши черный флаг.

И вот волна, подобная надгробью,
Все смыла - с горла сброшена рука.
Бросайте за борт все, что пахнет кровью,-
Поверьте, что цена невысока !

Ловите ветер всеми парусами!
К чему гадать! Любой корабль - враг.
Удача - здесь! И эту веру сами
Мы создали, поднявши черный флаг.


1968

 


ОДНА НАУЧНАЯ ЗАГАДКА, или ПОЧЕМУ АБОРИГЕНЫ СЪЕЛИ КУКА 

Не хватайтесь за чужие талии,
Вырвавшись из рук своих подруг.
Вспомните, как к берегам Австралии,
Подплывал покойный ныне Кук.

Как в кружок, усевшись под азалии,
Поедом с восхода до зари,
Ели в этой солнечной Австралии
Друга дружку злые дикари.

Но почему аборигены съели Кука?
За что - неясно,- молчит наука.
Мне представляется совсем простая штука:
Хотели кушать - и съели Кука.

Есть вариант, что ихний вождь - большая бука,-
Кричал, что очень вкусный кок на судне Кука.
Ошибка вышла - вот о чем молчит наука,-
Хотели кока, а съели Кука.

И вовсе не было подвоха или трюка,
Вошли без стука, почти без звука,
Пустили в действие дубинку из бамбука -
Тюк!- прямо в темя - и нету Кука.

Но есть, однако же, еще предположенье,
Что Кука съели из большого уваженья.
Что всех науськивал колдун - хитрец и злюка:
- Ату, ребята! хватайте Кука!

Кто уплетет его без соли и без лука,
Тот сильным, смелым, добрым будет, вроде Кука!-
Кому-то под руку попался каменюка,-
Метнул, гадюка, и нету Кука.

А дикари теперь заламывают руки,
Ломают копья, ломают луки,
Сожгли и бросили дубинки из бамбука,-
Переживают, что съели Кука.


1976
Альтернативные названия: 


Почему аборигены съели Кука 

Версии: 

....
Метнул, гадюка, и нету Кука.

Ломаем головы веками - просто мука!
Зачем и как аборигены съели Кука?
Чем Кук вкуснее? И опять молчит наука.
Так иль иначе, но нету Кука.

А дикари теперь заламывают руки,
...

Аккорды: 

Не хватайтесь за чужие | талии, Hm Em
Вырвавшись из | рук своих по|друг. F# F#7 Hm
Вспомните, как к берегам Авст|ралии, Hm C#7
Подплывал покойный ныне | Кук. F#7 Hm

Как в кружок, усевшись под а|залии, H7 Em
Поедом с восхода до за|ри, Em F#7sus
F#7
Ели в этой солнечной Авст|ралии Hm Em6
Друга дружку | злые дика|ри. Hm(F#) F#7 Hm

Но поче|му аборигены съели | Кука? A7 D A9sus
За что - не|ясно,- молчит на|ука. A9sus A7 D
Мне представ|ляется совсем простая | штука: D Em6 Hm
Хотели | кушать - и съели | Кука. Hm F#7 Hm



SCZOTNIK SZCZOLKAJET 
Твердил он нам: "Моя она!", 
"Да ты смеешься, друг, да ты смеешься! 
Уйди, пацан,- ты очень пьян,- 
А то нарвешься, друг, гляди, нарвешься!" 

А он кричал: "Теперь мне все одно! 
Садись в такси - поехали кататься! 
Пусть счетчик щелкает, пусть,- все равно 
В конце пути придется рассчитаться". 

Не жалко мне таких парней. 
"Ты от греха уйди!" - твержу я снова, 
А он - ко мне, и все - о ней... 
"А ну - ни слова, гад, гляди, ни слова!" 

Ударила в виски мне кровь с вином - 
И, так же продолжая улыбаться, 
Ему сказал я тихо: "Все равно 
В конце пути придется рассчитаться!" 

К слезам я глух и к просьбам глух - 
В охоту драка мне, ох, как в охоту! 
И хочешь, друг, не хочешь, друг,- 
Плати по счету, друг, плати по счету!.. 

А жизнь мелькает, как в немом кино,- 
Мне хорошо, мне хочется смеяться,- 
А счетчик - щелк да щелк,- да все равно 
В конце пути придется рассчитаться... 

1964 
Альтернативные названия: 
Счетчик щелкает 
Аккорды: 

Твердил он нам: "Моя она!", Am E Am 
"Да ты смеешься, друг, да ты смеешься! Am G C 
Уйди, пацан,- ты очень пьян,- C Dm Am 
А то нарвешься, друг, гляди, нарвешься!" Am E7 Am A7 

А он кричал: "Теперь мне все одно! A7 Dm Am 
Садись в такси - поехали кататься! Am G C 
Пусть счетчик щелкает, пусть,- все равно C Dm Am 
В конце пути придется рассчитаться". Am E7 Am 


СКАЛОЛАЗКА 

Я спросил тебя: - Зачем идете в горы вы?- 
А ты к вершине шла, а ты рвалася в бой. 
- Ведь Эльбрус и с самолета видно здорово! - 
Рассмеялась ты и взяла с собой. 

И с тех пор ты стала близкая и ласковая, 
Альпинистка моя, скалолазка моя! 
Первый раз меня из трещины вытаскивая, 
Улыбалась ты, скалолазка моя. 

А потом, за эти проклятые трещины, 
Когда ужин твой я нахваливал,
Получил я две короткие затрещины - 
Но не обиделся, а приговаривал: 

- Ох, какая же ты близкая и ласковая, 
Альпинистка моя, скалолазка моя! 
Каждый раз меня по трещинам выискивая, 
Ты бранила меня, альпинистка моя. 

А потом на каждом нашем восхождении - 
Ну почему ты ко мне недоверчивая?! - 
Страховала ты меня с наслаждением, 
Альпинистка моя гуттаперчевая. 

Ох, какая ты неблизкая, неласковая, 
Альпинистка моя, скалолазка моя! 
Каждый раз меня из пропасти вытаскивая, 
Ты ругала меня, скалолазка моя. 

За тобой тянулся из последней силы я,- 
До тебя уже мне рукой подать. 
Вот долезу и скажу: - Довольно, милая!..- 
Тут сорвался вниз, но успел сказать: 

- Ох, какая же ты близкая и ласковая, 
Альпинистка моя, скалолазка моя! 
Мы теперь одной веревкой связаны - 
Стали оба мы скалолазами. 

1966


СОЛДАТЫ ГРУППЫ "ЦЕНТР" 

Солдат всегда здоров,
Солдат на все готов,-
И пыль, как из ковров,
Мы выбиваем из дорог.

И не остановиться,
И не сменить ноги,-
Сияют наши лица,
Сверкают сапоги!

По выжженной равнине -
За метром метр -
Идут по Украине
Солдаты группы "Центр".

На "первый-второй" рассчитайсь!
Первый-второй...
Первый, шаг вперед! - и в рай.
Первый-второй...
А каждый второй - тоже герой,-
В рай попадет вслед за тобой.
Первый-второй,
Первый-второй,
Первый-второй...

А перед нами все цветет,
За нами все горит.
Не надо думать - с нами тот,
Кто все за нас решит.

Веселые - не хмурые -
Вернемся по домам,-
Невесты белокурые
Наградой будут нам!

Все впереди, а ныне -
За метром метр -
Идут по Украине
Солдаты группы "Центр".

На "первый-второй" рассчитайсь!
Первый-второй...
Первый, шаг вперед! - и в рай.
Первый-второй...
А каждый второй - тоже герой,-
В рай попадет вслед за тобой.
Первый-второй,
Первый-второй,
Первый-второй...


1965

Примечание: 


Написано к спектаклю "Павшие и живые" 

Версии: 


В первоначальном варианте имела 
финальные строфы: 


И все-то мы умеем,
Нам трусость не с руки,-
И только не тускнеют
Солдатские штыки.

По выжженой равнине -
За метром метр -
Идут по Украине
Солдаты группы "Центр"!




ШТРАФНЫЕ БАТАЛЬОНЫ 

Всего лишь час дают на артобстрел. 
Всего лишь час пехоте передышки. 
Всего лишь час до самых главных дел: 
Кому - до ордена, ну, а кому - до "вышки". 

За этот час не пишем ни строки. 
Молись богам войны - артиллеристам! 
Ведь мы ж не просто так, мы - штрафники. 
Нам не писать: "Считайте коммунистом". 

Перед атакой - водку? Вот мура! 
Свое отпили мы еще в гражданку. 
Поэтому мы не кричим "ура!", 
Со смертью мы играемся в молчанку. 

У штрафников один закон, один конец - 
Коли-руби фашистского бродягу! 
И если не поймаешь в грудь свинец, 
Медаль на грудь поймаешь "За отвагу". 

Ты бей штыком, а лучше бей рукой - 
Оно надежней, да оно и тише. 
И ежели останешься живой, 
Гуляй, рванина, от рубля и выше! 

Считает враг - морально мы слабы. 
За ним и лес, и города сожжены. 
Вы лучше лес рубите на гробы - 
В прорыв идут штрафные батальоны! 

Вот шесть ноль-ноль, и вот сейчас - обстрел. 
Ну, бог войны! Давай - без передышки! 
Всего лишь час до самых главных дел: 
Кому - до ордена, а большинству - до "вышки". 


1964

Аккорды: 

Всего лишь час да|ют на артобс|трел. Am E7 Am
Всего лишь | час пехоте пере|дышки. Am G7 C
Всего лишь | час до самых главных | дел: A7 Dm Am
Кому - до | ордена, ну, а кому - до | "вышки". Am E7 Am(F)
Всего лишь | час до самых главных | дел: Am Dm Am
Кому - до | ордена, ну, а кому - до | "вышки". Am E7 Am



U TIEBIA GLAZA KAK NOZ

У тебя глаза как нож: 
Если прямо ты взглянешь, 
Я забываю, кто я есть и где мой дом. 
А если косо ты взглянешь -
Как по сердцу полоснешь 
Ты холодным острым серым тесаком. 

Я здоров, к чему скрывать! 
Я пятаки могу ломать, 
Я недавно головой быка убил. 
Но с тобой жизнь коротать - 
Не подковы разгибать, 
А прибить тебя морально - нету сил! 

Вспомни, было ль хоть разок, 
Чтоб я из дому убег? 
Ну когда же надоест тебе гулять? 
С гаражу я прихожу, 
Язык за спину заложу 
И бежу тебя по городу шукать. 

Я все ноги исходил, 
Велосипед себе купил, 
Чтоб в страданьях облегчения была. 
Но налетел на самосвал, 
К Склифосовскому попал, 
Навестить меня ты даже не пришла. 

И хирург, седой старик, -
Он весь обмяк и как-то сник, -
Он шесть суток мою рану зашивал. 
А как кончился наркоз, 
Стало больно мне до слез: 
Для кого ж я своей жизнью рисковал? 

Ты не радуйся, змея, 
Скоро выпишут меня! 
Отомщу тебе тогда без всяких схем. 
Я те точно говорю: 
Остру бритву навострю 
И обрею тебя наголо совсем. 


1961



ТОВАРИЩИ УЧЕНЫЕ 


- Товарищи ученые! Доценты с кандидатами! 
Замучились вы с иксами, запутались в нулях! 
Сидите, разлагаете молекулы на атомы, 
Забыв, что разлагается картофель на полях. 

Из гнили да из плесени бальзам извлечь пытаетесь 
И корни извлекаете по десять раз на дню. 
Ох, вы там добалуетесь! Ох, вы доизвлекаетесь, 
Пока сгниет, заплесневет картофель на корню!

Автобусом до Сходни доезжаем,
А там - рысцой, и не стонать!
Небось картошку все мы уважаем,
Когда с сольцой ее намять!

Вы можете прославиться почти на всю Европу, коль
С лопатами проявите здесь свой патриотизм.
А то вы всем кагалом там набросились на опухоль,
Собак ножами режете, а это - бандитизм.

Товарищи ученые, кончайте поножовщину.
Бросайте ваши опыты, гидрит и ангидрит!
Садитесь вон в полуторки, валяйте к нам, в Тамбовщину,
А гамма-излучение денек повременит.

Автобусом к Тамбову подъезжаем,
А там - рысцой, и не стонать!
Небось картошку все мы уважаем,
Когда с сольцой ее намять!

К нам можно даже с семьями, с друзьями и знакомыми.
Мы славно здесь разместимся, и скажете потом,
Что бог, мол, с ними, с генами! Бог с ними, с хромосомами!
Мы славно поработали и славно отдохнем.

Товарищи ученые, Эйнштейны драгоценные,
Ньютоны ненаглядные, любимые до слез!
Ведь лягут в землю общую остатки наши бренные,
Земле - ей все едино: апатиты и навоз.

Автобусом до Сходни доезжаем,
А там - рысцой, и не стонать!
Небось картошку все мы уважаем,
Когда с сольцой ее намять!

Так приезжайте, милые, рядами и колоннами.
Хотя вы все там химики и нет на вас креста,
Но вы ж там все задохнетесь, за синхрофазотронами, -
А здесь места отличные, воздушные места!

Товарищи ученые! Не сумневайтесь, милые:
Коль что у вас не ладится - ну, там, не тот aффект, -
Мы мигом к вам заявимся с лопатами и с вилами,
Денечек покумекаем - и выправим дефект.


1973

Aккорды: 

- Товарищи ученые! До|центы с канди|датами! Am (Dm) Dm
Замучились вы с | иксами, запутались в ну|лях! (E7) E7 Am
Си|дите, разлагаете | молекулы на атомы, Am Dm Am
Забыв, что разлагается картофель на по|лях. E7 Am

Из гнили да из плесени баль|зам извлечь пытаетесь Am Dm
И | корни извлекаете по десять раз на | дню. Dm E7 Am
Ох, | вы там добалуетесь! Ох, | вы доизвлекаетесь, Am Dm Am
По|ка сгниет, заплесневет картофель на кор|ню! Am E7 Am

Ав|тобусом до Сходни доез|жаем, Am Dm Am
А там - рыс|цой, и не сто|нать! Am Dm Am
Небось кар|тошку все мы ува|жаем, Am Dm Am
Когда с соль|цой ее на|мять! Am E7 Am



U MIENIA BYLO SOROK FAMILII

У меня было сорок фамилий,
У меня было семь паспортов,
Меня семьдесят женщин любили,
У меня было двести врагов.
Но я не жалею!

Сколько я ни старался,
Сколько я ни стремился -
Все равно, чтоб подраться,
Кто-нибудь находился.

И хоть путь мой и длинен и долог,
И хоть я заслужил похвалу -
Обо мне не напишут некролог
На последней странице в углу.
Но я не жалею!

Сколько я ни стремился,
Сколько я ни старался,-
Кто-нибудь находился -
И я с ним напивался.

И хотя во все светлое верил -
Например, в наш советский народ,-
Но не поставят мне памятник в сквере
Где-нибудь у Петровских ворот.
Но я не жалею!

Сколько я ни старался,
Сколько я ни стремился -
Все равно я спивался,
Все равно я катился.

Сочиняю я песни о драмах
И о жизни карманных воров,-
Мое имя не встретишь в рекламах
Популярных эстрадных певцов.
Но я не жалею!

Сколько я ни старался,
Сколько я ни стремился,-
Я всегда попадался -
И все время садился.

Говорят, что на место все станет.
Бросить пить?.. Видно, мне не судьба,-
Все равно меня не отчеканят
На монетах заместо герба.
Но я не жалею!

Так зачем мне стараться?
Так зачем мне стремиться?
Чтоб во всем разобраться -
Нужно сильно напиться!


1962 или 1963

У меня было сорок фамилий, Am Dm
У меня было семь паспортов, E Am
Меня семьдесят женщин любили, Am Dm
У меня было двести врагов. E Am
Но я не жалею! E7 Am



ЗАПОВЕДНИК 

Бегают по лесу стаи зверей -
Не за добычей, не на водопой:
Денно и нощно они егерей
Ищут веселой толпой.

Звери, забыв вековечные страхи,
С твердою верой, что все по плечу,
Шкуры рванув на груди как рубахи,
Падают навзничь - бери не хочу!

Сколько их в кущах,
Сколько их в чащах -
Ревом ревущих,
Рыком рычащих!

Рыбы пошли косяком против волн -
Черпай руками, иди по ним вброд!
Сколько желающих прямо на стол,
Сразу на блюдо - и в рот!

Рыба не мясо - она хладнокровней -
В сеть норовит, на крючок, в невода:
Рыбы погреться хотят на жаровне,-
Море - по жабры, вода - не вода!

Сколько их в кущах,
Сколько их в чащах -
Сколько ползущих,
Сколько летящих!

Птица на дробь устремляет полет -
Птица на выдумки стала хитра:
Чтобы им яблоки всунуть в живот,
Гуси не ели с утра.

Сильная птица сама на охоте
Слабым собратьям кричит: "Сторонись!"-
Жизнь прекращает в зените, на взлете,
Даже без выстрела падая вниз.

Сколько их в рощах,
Сколько их в чащах -
Ревом ревущих,
Рыком рычащих!
Сколько ползущих
Сколько бегущих,
Сколько летящих,
И сколько плывущих!

Шкуры не хочет пушнина носить -
Так и стремится в капкан и в загон,-
Чтобы людей приодеть, утеплить,
Рвется из кожи вон.

В ваши силки - призадумайтесь, люди!-
Прут добровольно в отменных мехах
Тысячи сот в иностранной валюте,
Тысячи тысячей в наших деньгах.

В рощах и чащах,
В дебрях и кущах
Сколько рычащих,
Сколько ревущих,
Сколько пасущихся,
Сколько кишащих
Мечущих, рвущихся,
Живородящих,
Серых, обычных,
В перьях нарядных,
Сколько их, хищных
И травоядных,
Шерстью линяющих,
Шкуру меняющих,
Блеющих, лающих,
Млекопитающих,
Сколько летящих,
Бегущих, ползущих,
Сколько непьющих
В рощах и кущах
И некурящих
В дебрях и чащах,
И пресмыкающихся,
И парящих,
И подчиненных,
И руководящих,
Вещих и вящих,
Рвущих и врущих -
В рощах и кущах,
В дебрях и чащах!

Шкуры - не порчены, рыба - живьем,
Мясо без дроби - зубов не сломать,-
Ловко, продуманно, просто, с умом,
Мирно - зачем же стрелять!

Каждому егерю - белый передник!
В руки - таблички: "Не бей!", "Не губи!"
Все это вместе зовут - заповедник,-
Заповедь только одна: не убий!

Но сколько в дебрях,
Рощах и кущах -
И сторожащих,
И стерегущих,
И загоняющих,
В меру азартных,
Плохо стреляющих,
И предынфарктных,
Травящих, лающих,
Конных и пеших,
И отдыхающих
С внешностью леших,
Сколько их, знающих
И искушенных,
Не попадающих
В цель, разозленных,
Сколько бегущих,
Ползущих, орущих,
В дебрях и чащах,
Рощах и кущах -
Сколько дрожащих,
Портящих шкуры,
Сколько ловящих
На самодуры,
Сколько типичных,
Сколько всеядных,
Сколько их, хищных
И травоядных,
И пресмыкающихся,
И парящих,
В рощах и кущах,
В дебрях и чащах!

1972



ZYLI-BYLI NA MORIE


Жили-были на море -
Это значит плавали,
Курс держали правильный, слушались руля.
Заходили в гавани -
Слева ли, справа ли -
Два красивых лайнера, судна, корабля:

Белоснежнотелая,
Словно лебедь белая,
В сказочно-классическом плане,-
И другой - он в тропики
Плавал в черном смокинге -
Лорд - трансатлантический лайнер.

Ах, если б ему в голову пришло,
Что в каждый порт уже давно влюбленно,
Спешит к нему под черное крыло
Стремительная белая мадонна!

Слезы льет горючие
В ценное горючее
И всегда надеется в тайне,
Что, быть может, в Африку
Не уйдет по графику
Этот недогадливый лайнер.

Ах, если б ему в голову взбрело,
Что в каждый порт уже давно влюбленно
Прийти к нему под черное крыло
Опаздывает белая мадонна!

Кораблям и поздняя
Не к лицу коррозия,
Не к лицу морщины вдоль белоснежных крыл,
И подтеки синие
Возле ватерлинии,
И когда на смокинге левый борт подгнил.

Горевал без памяти
В доке, в тихой заводи,
Зол и раздосадован крайне,
Ржавый и взъерошенный
И командой брошенный,
В гордом одиночестве лайнер.

А ей невероятно повезло:
Под танго музыкального салона
Пришла к нему под черное крыло -
И встала рядом белая мадонна!


1974

 
 

 

Chcesz dowiedzieć się więcej? - Zapraszamy na FORUM!!! 
Tam zadasz pytanie, na które na pewno ktoś odpowie!

Pomóż nam ulepszyć stronę!

  • Widzisz nieaktualne dane na stronie?
  • Możesz uzupełnić treść artykułów?
  • Chcesz opublikować własny artykuł?

 

Skontaktuj się z nami!

mapa rosja, ukraina

 
Copyright © 2001 - 2016 RosjaPL.info
 
Wszystkie prawa zastrzeżone!